Помощь пришла в кассационном производстве

История о том, как адвокат, который не участвовал в судах первой и второй инстанций, мог доказать в Президиуме Мосгорсуда то, что человек невинно осужден и подлежит освобождению из мест лишения свободы, должен отправиться на свободу, домой...

Постановление Президиума Московского городского суда

г. Москва 1 декабря 2017 года

Президиум Московского городского суда в составе:
Председательствующего: Фомина Д.А.,
членов Президиума: Базьковой Е.М., Васильевой Н.А.,
Ишмуратовой Л.Ю., Курциньш С.Э., Панарина М.М., Пильгуна А.С.

рассмотрел уголовное дело по кассационной жалобе адвоката Тарабрина А.И., действующего в защиту осужденного ФИО., о пересмотре приговора Савеловского районного суда города Москвы от 8 июля 2016 года, по которому

ФИО, уроженец города Москвы, гражданин Российской Федерации, ранее не судимый, осужден по п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ к наказанию в виде 5 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Срок отбытия ФИО наказания исчислен с 8 июля 2016 года, с зачетом времени его задержания в порядке ст. ст. 91, 92 УПК РФ в период с 18 мая 2015 года по 20 мая 2015 года.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 5 октября 2016 года приговор в отношении ФИО оставлен без изменения.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней адвокат Тарабрин А.И., выражая несогласие с состоявшимися в отношении ФИО судебными решениями ввиду их незаконности и необоснованности, утверждает о несоответствии выводов суда фактическим обстоятельствам дела, в частности об отсутствии в материалах дела доказательств,
свидетельствующих о наличии в действиях ФИО и другого лица, дело в отношении которого выделено в отдельное производство квалифицирующего признака «группы лиц по предварительному сговору». Приводя подробный анализ показаний участвующих по делу лиц, защитник считает, что приговор основан на предположениях и противоречивых показаниях потерпевшего и свидетелей стороны обвинения, которые являются заинтересованными в исходе дела лицами. Кроме того, полагает что судом неверно и не в полном объеме установлены обстоятельства совершения преступления, не были учтены характер и степень фактического участия в совершении преступления ФИО, который не наносил ударов потерпевшему. Автор жалобы утверждает, что моменту возникновения изложенных в приговоре событий предшествовал конфликт между ФИО и потерпевшим А., спровоцированный активным противоправным поведением потерпевшего. Также адвокат указывает на отсутствие в материалах дела расписки о вручении обвиняемому ФИО копии обвинительного заключения и отмечает, что в ходе предварительного следствия были утеряны изъятые в ходе осмотра места происшествия биты и ножи. Также высказывает мнение о чрезмерной суровости назначенного ФИО наказания, при назначении которого судом не в полной мере учтены как сведения о составе его семьи, так и влияние назначаемого наказания на условия жизни его семьи. С учетом изложенного, адвокат Тарабрин А.И. просит отменить состоявшиеся в отношении ФИО судебные решения и возвратить уголовное дело прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ.

Проверив материалы дела, заслушав доклад судьи Бондаренко Э.Н., изложившей обстоятельства уголовного дела, содержание судебных решений, доводы кассационной жалобы и основания ее передачи вместе с уголовным делом на рассмотрение суда кассационной инстанции, выслушав пояснения осужденного ФИО и его защитника — адвоката Тарабрина А.И., поддержавших доводы кассационной жалобы, потерпевшего А. и его защитников — адвокатов Алиева А.И. и Ляпина А.А., возражавших против удовлетворения кассационной жалобы адвоката Тарабрина А.И., мнение заместителя прокурора города Москвы Ведерникова В.В., полагавшего необходимым приговор и апелляционное определение в отношении ФИО отменить, а уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение, в ином составе суда, Президиум

Установил:

ФИО признан виновным в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, с применением предметов, используемых в качестве оружия, группой лиц по предварительному сговору.

Проверив материалы уголовного дела, Президиум полагает, что состоявшиеся судебные решения подлежат отмене по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 401.15 УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

При этом, если суд не учел обстоятельств, которые могли существенно повлиять на выводы суда (п. 2 ст. 389.16 УПК РФ), то это, в соответствии со ст. 389.15 УПК РФ, также является основанием для отмены судебного решения.

Помимо того, в силу положений ч. 4 ст. 302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств.

Принимая во внимание вышеуказанные положения закона, Президиум отмечает, что вывод суда о виновности ФИО в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, с применением предметов, используемых в качестве оружия, группой лиц по предварительному сговору, сделан без учета следующих обстоятельств.

Согласно установленным судом обстоятельствам преступления, ФИО, вступив в предварительный сговор с установленным лицом, дело в отношении которого выделено в отдельное производство, направленный на причинение тяжкого вреда здоровью А., и действуя с единым умыслом с соучастником, совместно и согласованно с ним, подошел к А., с которым у него ранее возник конфликт, и попытался нанести удар битой в область головы потерпевшего А., но бита выпала из его рук и ее подобрало лицо, дело в отношении которого выделено в отдельное производство, которое этой битой нанесло не менее двух ударов в область головы А., а затем множество других ударов руками, а также удар ножом, причинив повреждения, изложенные в заключении судебно-медицинской экспертизы в отношении потерпевшего А.

В обоснование вывода о виновности ФИО в совершении инкриминированного преступления, суд сослался на показания потерпевшего А., свидетелей А., АБ., С., М., и письменные доказательства, в числе которых: заявление, А; протокол осмотра места происшествия, согласно которому был осмотрен участок местности, расположенный по адресу: город Москва, ул. ***, в ходе осмотра были обнаружены и изъяты два ножа и две биты; карточка происшествия о доставлении А. нарядом скорой медицинской помощи в медицинское учреждение с телесными повреждениями, полученными при избиении; заключения судебно-медицинских экспертиз в отношении потерпевшего А.

Однако, по мнению Президиума, вывод суда о том, что перечисленные доказательства подтверждают виновность ФИО в совершении инкриминированного ему преступления, является преждевременным.

Непосредственными очевидцами и участниками происшедшего явились потерпевший, А, а также свидетели, А, АБ и С.

Между тем, указанные свидетели наблюдали, о чем сообщили суду, как потерпевшему А. наносил удары, в том числе битой, У., а ФИО в этот момент избивал сына потерпевшего — А. На вопрос государственного обвинителя, видели ли они, как ФИО пытался ударить потерпевшего А. битой, свидетели А. и АБ. ответили, что не видели (т. 4 л. д. 41 об, 42об).

Опровергая доводы защиты, суд сослался на показания потерпевшего А., данные им в ходе предварительного расследования и в судебном заседании, который, как отметил суд, прямо указал на ФИО как на лицо, совместно с другим лицом напавшее, в частности, на него, в результате чего им были получены телесные повреждения, которых до этих событий у него не было.

Достаточными доказательствами для такого вывода были признаны заявление и показания потерпевшего, А, данные им как в судебном заседании, а также в ходе предварительного расследования, в том числе подтвержденные на очной ставке с ФИО и уточненные им в судебном заседании.

Между тем, исходя из содержания заявления потерпевшего А., датированного 12 августа 2014 года, через 20 минут после первого конфликта с ФИО потерпевший увидел, как в его сторону бегут двое незнакомцев с угрожающими криками, в руках у которых были бейсбольные биты и ножи. Как указал А., пытаясь защитить детей и женщин, он кинулся на нападавших. По мнению А., он находился на ногах примерно 3–5 минут и помнил только удар ножом в руку.

Спустя девять месяцев после описываемых событий, а именно 6 мая 2015 года, А. был признан потерпевшим и допрошен в качестве такового в указанный день, а также 3 августа 2015 года, при этом он дал подробные показания по обстоятельствам происшедшего, вспомнив, что сначала именно ФИО замахнулся битой, пытаясь нанести удар ему в область головы, но бита выпала из его рук, и ее подобрал У., который и нанес ему удары сначала битой, затем ножом.

Данному обстоятельству судом оценки не дано.
Помимо того, судом оставлено без внимания, что установленное лицо, дело в отношении которого выделено в отдельное производство, при первоначально возникшем конфликте между А. и ФИО не присутствовало, что следует из материалов дела и показаний всех участников произошедшего.

При этом, согласно показаниям свидетеля Л, когда она после первоначального конфликта убежала, то на улице возле магазина «Название» встретила своего бывшего одноклассника У., которому сказала, что ее мужа убивают и попросила его о помощи.

Осужденный ФИО категорически отрицал наличие преступного сговора с У. на совершение инкриминированного ему преступления, пояснив при этом, что знает У. как друга своей жены, однако ранее с ним не общался и увидел его в тот момент, когда дрался с сыном потерпевшего.

Согласно ч. 2 ст. 35 УК РФ преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления.

Анализ материалов дела показал, что доказательств наличия предварительной договоренности ФИО с установленным лицом, дело в отношении которого выделено в отдельное производство, на совместное совершение преступления материалы дела не содержат, а одномоментное появление на месте происшествия и вступивших в драку ФИО и другого лица не может безусловно свидетельствовать о состоявшемся между ними предварительном сговоре на совершение преступления, учитывая вышеуказанные показания осужденного ФИО и свидетеля Л, согласно которым лицо, дело в отношении которого выделено в отдельное производство, присоединилось к драке, возникшей в результате конфликта между ФИО и А.

Мотивируя вывод о том, что ФИО и другое установленное лицо совершили преступление по предварительному сговору группой лиц, суд в приговоре указал, что они умышленно действовали совместно и согласованно, последовательно и изначально слаженно, что является свидетельством того, что сговор нападавших имел место до начала их действий, непосредственно направленных на причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего, и действия каждого носили целенаправленный и взаимодополняющий друг друга характер, и при нападении ими использовались указанные предметы, при этом ФИО, непосредственно принимавший участие в процессе нападения и причинения потерпевшему А. вреда здоровью, с которым до этого у него возник конфликт, в частности, реализуя общий с соучастником умысел, направленный на причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего, для достижения преступного результата попытался нанести указанным предметом потерпевшему удар в область головы, т. е. в область расположения жизненно важных органов человека, что не достигло своей цели, но было без какого-либо промежутка времени поддержано установленным лицом, которое в итоге указанным предметом нанесло не менее двух ударов потерпевшему в область головы, в результате чего потерпевший упал на землю, a указанное лицо продолжило наносить удары, в том числе и в область головы предметом, обладающим колюще-режущими свойствами, в результате чего совместными действиями ФИО и установленного лица потерпевшему были нанесены телесные повреждения, которые, помимо прочего, причинили тяжкий вред здоровью потерпевшего по признаку опасности для жизни, что охватывалось умыслом соучастников, нападавших на потерпевшего, в частности, ФИО, о чем свидетельствуют установленные в ходе судебного разбирательства обстоятельства совершения преступления, а также характер, последовательность и интенсивность действий нападавших.

Между тем, судом первой инстанции установлено, что повреждения А. непосредственно были причинены установленным лицом, а ФИО в это время, как следует из показаний участников происшествия, дрался с его сыном, А. (материалы дела по эпизоду с потерпевшим А. в отношении ФИО по обвинению в совершении преступления, предусмотренного п. «в» ч. 2 ст. 115 УК РФ, выделены в отдельное производство и дело в этой части возвращено прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом (т. 4 л. д. 37).

Как следует из материалов дела, другое установленное лицо в ходе предварительного следствия допрошено не было, с него были взяты объяснения и он не задерживался. Впоследствии дело в отношении установленного лица выделено в отдельное производство в связи с тем, что его местонахождение не установлено (т. 2 л. д. 228), при этом розыск не объявлялся.

В соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости и Достоверности, а все собранные доказательства в совокупности с точки зрения достаточности для разрешения уголовного дела по существу.

Принимая во внимание все вышеизложенные обстоятельства, Президиум приходит к выводу, что данные требования закона при оценке доказательств по настоящему уголовному делу учтены судом не в полно мере, что могло повлиять на выводы суда о виновности ФИО в совершении инкриминированного ему деяния в отнощении потерперпевшего А., поэтому состоявшиеся по делу судебные решения подлежат отмене с направлением материалов уголовного дела на новое судебное рассмотрение, в ходе которого суду следует принять все необходимые меры для всестороннего, полного и объективного рассмотрения дела и вынести по нему законное и обоснованное решение.

В связи с изложенным, Президиум не может согласиться с доводами защитника о наличии оснований для возвращения дела прокурору из-за отсутствия в деле расписки о получении ФИО копии обвинительного заключения, отмечая, что это обстоятельство не препятствует государственному обвинителю вручить ФИО копию об винительного заключения в судебном заседании при новом рассмотрении дела.

Поскольку ФИО взят под стражу приговором суда, который подлежит отмене, то Президиум считает необходимым меру пресечения ФИО отменить, освободив его из-под стражи.

В связи с изложенным, ФИО подлежит освобождению из-под стражи.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 401.14 — 401.16 УПК РФ, Президиум

Постановил:

кассационную жалобу адвоката Тарабрина А.И., действующего в интересах осужденного ФИО, удовлетворить частично.

Приговор Савеловского районного суда города Москвы от 8 июля 2016 года и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 5 октября 2016 года в отношении ФИО отменить, уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение, в ином составе суда.

ФИО из-под стражи освободить.