Правовые последствия заверения документов публичным нотариусом в США на примере судебной практики с участием общества с ограниченной ответственностью «АЙПИновус»

Правовые последствия заверения документов публичным нотариусом в США на примере судебной практики с участием общества с ограниченной ответственностью «АЙПИновус»

В рамках подготовки к тому или иному уголовному, гражданскому, административному или арбитражному делу каждому юристу приходится проверять правовой статус лиц, участвующих в деле, порой не полагаясь на то, что за Вас это сделает суд.

Не исключением в данном случае являются дела по защите авторских прав.

Не мудрствуя лукаво, подойдя к вопросу о правосубъектности некоторых представителей иностранных компаний — правообладателей компьютерных программ, которые по российским меркам в некоторых регионах равны по цене квартирам, домам и земельным участкам, иногда юристы самостоятельно берутся установить правовой статус того или иного представителя иностранной компании, чьи интересы затронуты незаконными действиями участников гражданско-правовых отношений, пытаются в интернете в поисковиках набирать следующие фразы: «публичны нотариус», «публичный нотариус в США», «публичный нотариус в Великобритании» «public notary» и другие, чтобы получить ответы на свои вопросы: «кто же такой публичный нотариус?» и «подлинность каких документов он имеет право удостоверить?».

Приходится это делать потому, что зачастую российские представители иностранных компаний в судебные дела представляют нотариальные копии переводов иностранных документов, а не нотариальные копии исходных документов, и не один суд в нашей стране до последнего времени не мог в судебном акте однозначно и недвусмысленно указать на эти факты, которые, безусловно, имеют юридическое значение для того, чтобы разобраться кто пришел в суд и имеет ли этот кто-то защищать интересы юридического лица, интересы которого он решил представить в суде.

Однако совсем недавно ответ на данный вопрос был процессуально закреплен в решении Арбитражного суда г. Москвы от 09 марта 2017 года по делу № А40-136492/16-51-1239, о котором речь пойдет дальше.

И так, кто же такой публичный нотариус в США и какими полномочиями он обладает.

Понятие «публичный нотариус» неизвестно российскому праву, в связи с чем в силу ст. 1191 ГК РФ суд должен установить содержание норм иностранного права по американскому «публичному нотариусу», поскольку зачастую представитель в суде американской компании предоставляет именно документы, заверенные публичным нотариусом в США, а так называемый американский нотариус «public notary» в США зачастую даже не является юристом, и имеет право лишь свидетельствовать подписи на представленных ему документах. В связи с чем такие «нотариально заверенные» документы не являются доказательствами в судах, так как штамп «public notary» на документе не может удостоверять правильность изложенных в нем фактов и легальность самого документа.

В нашей стране имеется ряд научных работ по американскому «паблик нотари», в которых достаточно подробно с научной точки зрения изложен правовой статус публичного нотариуса в США.

Например, имеется научный труд И. Г. Медведева, кандидата юридических наук, доцента кафедры гражданского процесса УрГЮА, доктор права (Университет Париж-XII, Франция), руководитель отдела зарубежного нотариата Центра нотариальных исследований ФНП http://www.pravo.vuzlib.net/book_z1657_page_29.html (См. Медведев И. Г. Международное частное право и нотариальная деятельность (2-е изд.). — М.: Волтерс Клувер, 2005 г., в § 4. «Доверенность в международном обороте»), в котором указано, что: «В тех случаях, когда удостоверение доверенности консулом России в иностранном государстве представляется невозможным и заинтересованное лицо находится в одной из стран англосаксонской правовой системы (Англия, Ирландия, США, Австралия и др.), в которых нотариальное удостоверение в том смысле, как оно понимается в странах латинского нотариата, не существует, доверенность может быть совершена в местной форме. При этом, однако, обязательно участие юриста: американского lawyer, английских notary public или solicitor. Затем данная доверенность должна быть легализована путем проставления апостиля согласно Гаагской конвенции от 5 октября 1961 г., действующей как в США, так и в Великобритании. Особую осторожность следует проявлять при использовании в российском нотариальном производстве доверенностей, удостоверенных в США местным notary public. Статус „публичного нотариуса“ в США не имеет ничего общего со статусом латинского нотариуса или статусом того же notary public в Великобритании. Государство поручает „публичному нотариусу“ только удостоверение подлинности подписей, содержащихся на актах, предоставляемых ему заинтересованными лицами. Эти функции, как правило, предоставляются обычным коммерсантам, таким как аптекарь, парикмахер, продавец в табачном киоске и др., которые не имеют никакой юридической компетенции. Только участие в оформлении доверенности настоящего юриста, адвоката (lawyer), будет отвечать требованиям квалифицированной формы, необходимой для ее действия в России. Таким образом, для признания в России доверенность из США должна быть подготовлена в присутствии и при помощи адвоката (lawyer), удостоверена „публичным нотариусом“ (notary public), а затем легализована при помощи проставления апостиля».

Другой ученый, Гетьман-Павлова И.В., кандидат юридических наук, доцент кафедры международного частного права Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики», на странице 550 главы 16 параграфа 16.2 Учебника «Международное частное право» (См. И. В. Гетьман-Павлова. — 3-е изд., перераб. и доп. — Москва: Эксмо, 2011. — 640 с. — (Российское юридическое образование). ISBN 978-5-699-41697-4), излагает свое исследование по поводу того, кто такие публичные нотариусы и указывает, что «Предоставление юридической консультации в странах общего права передано „свободным юридическим профессиям“, в первую очередь адвокату, который не обязан сохранять беспристрастность, а призван представлять интересы своей стороны. Нотариусу отводится второстепенная, незначительная роль, которая сводится к засвидетельствованию копий и подписей. В англосаксонской правовой системе существует notary public (публичный нотариус — США, Великобритания), который наделен полномочием (часто только временно) свидетельствовать простые процессы. Это может быть владелец аптекарского магазина (drugstore), секретарь адвоката (secretary down stairs), парикмахер, продавец в табачном киоске, т. е. лица, не имеющие юридической компетенции. Нотариальное удостоверение в том смысле, как оно понимается в странах континентальной правовой семьи, отсутствует. Доверенность совершается в простой письменной форме (допускается устная форма). При этом, однако, обязательно участие юриста: lawyer (США), notary public или solicitor (Англия)».

Многие юристы, принимающие участие в судах, считают небезосновательно то, что при предъявлении документа, например, доверенности представителя, заверенной notary public в США, следует обратится к нормам отечественного законодательства Раздела VI «Международное частное право» Гражданского кодекса РФ (абз. 1 и абз. 2 п.1 ст 1209 ГК РФ, абз.2 п.2 ст. 1217.1 ГК РФ, п.4 ст.1217.1 ГК РФ, пп.3 п.5 ст. 1217.1 ГК РФ), поскольку при проверке формы иностранной доверенности на представление интересов в суде следует руководствоваться только требованиями российского права и не признавать заверенной notary public в США доверенности, так как подобная доверенность совершена не в нотариальной форме, а в простой письменной форме, к тому же в такой доверенности отсутствуют, как штамп, так и подпись юриста lawyer США, ведь публичный нотариус в Америке — это не юрист и ничего общего не имеет с нотариусом во Франции и еще меньше с публичным нотариусом в Англии. Публичный нотариус в США — это лицо, получившее право удостоверять подписи тех, кому это необходимо по той или иной причине. Должность публичного нотариуса не требует никаких особых способностей, ее доверяют совершенно разным категориям граждан. (См. Давид Р., Жоффре-Спинози К. Основные правовые системы современности. — М.: Междунар. отношения, 1996. С.293. http://www.kursach.com/biblio/0010006/000.htm).

И на счастье таких юристов в последнее время в нашей стране стали приниматься решения судов, в который подтверждается именно их точка зрения.

К таким решениям судов можно в частности отнести Постановлением Суда по интеллектуальным правам от 15 декабря 2016 года по делу № А60-9414/2016 и Постановлением Суда по интеллектуальным правам от 15 декабря 2016 года по делу № А45-23754/2015, судьями которых было установлено, что: «Следует учитывать, что согласно главе 42.44 Свода законов штата Вашингтон к нотариальным действиям публичных нотариусов в США относится исключительно свидетельствование или заверение подписи. Проверка полномочий лица, подписавшего доверенность, в полномочия публичного нотариуса не входит… На удостоверительной надписи нотариуса проставлен апостиль в соответствии с Гаагской конвенцией от 05.10.1961. Следует учитывать, что сама по себе доверенность не является официальным документом, на который проставляется апостиль. Согласно нормам названной конвенции апостиль проставляется на нотариальном акте, в настоящем случае — на удостоверительной надписи нотариуса. Таким образом, поскольку нотариусом полномочия лица, подписавшего доверенность, не проверялись, судам следовало проверить полномочия лица, подписавшего доверенность».

Возможно именно такой подход судей является единственно правильным, хотя есть и другой путь установления правосубъектности публичного нотариуса в США; так, в случае затруднения применения нормы права при предъявлении такого документа судам следует воспользоваться п.2 ст. 1191 ГК РФ, который гласит: «В целях установления содержания норм иностранного права суд может обратиться в установленном порядке за содействием и разъяснением в Министерство юстиции Российской Федерации и иные компетентные органы или организации в Российской Федерации и за границей либо привлечь экспертов».

Для того, чтобы окончательно разобраться в том, кто же такой публичный нотариус можно обратиться к толкованию иностранного права, например, Председателем комитета Государственной Думы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству, доктором юридических наук, заслуженным юристом Российской Федерации П. В. Крашенинниковым, а также членом Научно-консультативного совета при Верховном Суде Российской Федерации, членом Научно-консультативного совета по международному праву при Министерстве юстиции РФ, вице-президентом Федеральной нотариальной палаты РФ, доктором юридических наук, профессором Ярковым В.В., их точка зрения отражена в работах Зайнутдинова Д.Р. (См. Зайнутдинов Д.Р. о notary public в англосаксонской системе права (на примере США и Англии); Зайнутдинов Д. Р. Нотариат: учебно-методический комплекс для студентов юридического факультета / 2-е изд., пересмотр. — Казань: Юниверсум, 2014. — 137 с. ISBN 978-5-9991-0260-7).

П. В. Крашенинников и Ярков В.В. указывают на то, что: «Существует две основные системы нотариата — латинского и англосаксонского типа». Англосаксонская правовая модель основана преимущественно на судебном прецеденте, в силу чего основное внимание уделяется свидетельским показаниям как средству доказывания, в том числе и при исследовании письменных доказательств. Нотариус в правовой системе и нотариальные, как и иные письменные документы не играют той роли, какая отведена им в странах латинского нотариата. Поэтому любые письменные документы в гражданском процессе стран общего права могут быть опровергнуты с помощью свидетелей. Основная группа профессиональных юристов в США — это адвокаты, которые не исполняют публичных функций, а являются представителями конкретной стороны. Нотариусы выполняют сугубо удостоверительные функции, например, в отношении копий, подписей, свидетельских показаний под присягой и т. д. При этом допускается смешение нотариальных и адвокатских функций, например, солиситорами в Англии. Подобное качественное отличие систем латинского нотариата и нотариата в англосаксонской правовой системе отмечалось известным ученым-компаративистом Р. Давидом», цитата из научного труда приводилась выше.

По мнению вышеуказанный ученых особую осторожность следует проявлять при использовании в российском нотариальном производстве доверенностей, удостоверенных в США местным notary public. Статус «публичного нотариуса» в США не имеет ничего общего со статусом латинского нотариуса или статусом того же notary public в Великобритании. Государство поручает «публичному нотариусу» только удостоверение подлинности подписей, содержащихся на актах, предоставляемых ему заинтересованными лицами. Эти функции, как правило, предоставляются обычным коммерсантам, таким как аптекарь, парикмахер, продавец в табачном киоске и др., которые не имеют никакой юридической компетенции. Только участие в оформлении доверенности настоящего юриста, адвоката (lawyer), будет отвечать требованиям квалифицированной формы, необходимой для ее действия в России. Таким образом, для признания в России доверенность из США должна быть подготовлена в присутствии и при помощи адвоката (lawyer), удостоверена «публичным нотариусом» (notary public), а затем легализована при помощи проставления апостиля.»

В связи с этим следует учитывать то, что нотариальная практика в США имеет свою специфику, которая касается, прежде всего, статуса и круга полномочий нотариуса. Для занятия нотариальной деятельностью здесь «не требуется иметь не только юридического, но и вообще высшего образования. Для того чтобы стать нотариусом в США, достаточно лишь являться гражданином или так называемым постоянным легальным жителем этой страны и подать соответствующее заявление на получение лицензии на право осуществления нотариальной деятельности. Нотариусы в США, как правило, не проходят какой-либо специальной подготовки. В таких штатах, как Аляска, Гавайи, Коннектикут, Луизиана, Мэн, Нью-Йорк, Орегон, округ Колумбия, Северная Каролина и Южная Дакота, для получения лицензии необходимо сдать несложный экзамен, в остальных же этого и вовсе не требуется. В связи с невысокими требованиями, предъявляемыми в США к нотариусам, и относительной простотой получения соответствующей лицензии их количество по стране насчитывает многие сотни тысяч. Только в штате Флорида зарегистрировано более 400 тыс. нотариусов.

Американский нотариус, в отличие, например, от его российского коллеги, не имеет права давать каких-либо консультаций по содержанию и составлению документа. Такая деятельность в США считается юридической, и заниматься ею могут лишь адвокаты. Любые нарушения этого правила караются законом. В связи с этим американский нотариус, как правило, даже не читает документ, подпись на котором он заверяет. Документ может не соответствовать требованиям закона, содержать пробелы, в которые позднее может быть добавлена нужная заявителю информация, может быть составлен на иностранном языке, которого не знает нотариус. Таким образом, проверка подлинности и соответствия документа законодательству государства, его происхождения не входит в функции американского нотариуса. Исключение составляют лишь документы о купле-продаже недвижимости и автомобилей, хотя и в этом случае нотариус знакомится с ними, как правило, проверяя в основном правильность написания фамилий.

Таким образом, нотариуса латинского типа не следует путать с персонажем, которого подданные государств, чья судебная система базируется на общем праве (common law) именуют нотариусом (public notary), который является не более чем удостоверителем подлинности подписей и временным уполномоченным, порой весьма сомнительной надёжности и который, следовательно, не может претендовать на звание представителя государства.

Во всех штатах США, кроме Флориды и Алабамы, нотариусами именуются так называемые публичные нотариусы (notaries public), которые не являются юристами по профессии, а „нотариально заверенные“ документы их подписью не могут априори быть доказательствами в судах и государственных органах, потому что штамп notary public не удостоверяет легальности документа, а всего лишь свидетельствует, что именно вы подписали документ. В большинстве штатов каждый желающий гражданин старше 18 лет может стать публичным нотариусом, сдав несложный тест. А поэтому следует быть внимательным. Надежнее удостоверять все документы латинским нотариусом США (civil-law notary), а не публичным нотариусом (notary public). Это действительно неприятная и непонятная для нашего гражданина путаница, с которой рано или поздно придется нам разбираться.

В отличии от Российской Федерации, США, кроме штатов Луизиана, Флорида и Алабама, а также Пуэрто-Рико, и Канада, кроме провинций Квебек и Британская Колумбия, как страны общего права (common law), не являются странами латинского нотариата, и виды нотариальных действий, которые может осуществлять так называемый „публичный нотариус“ (notary public) ограничены заверением подписей и копий документов. Проверка полномочий лиц, подписавших такие документы, в компетенцию англосаксонского „публичного нотариуса“ не входит.

Нотариальное удостоверение в том смысле, как оно понимается в странах континентальной правовой семьи, отсутствует. Доверенности совершаются в „простой письменной форме“, поскольку англосаксонский „публичный нотариус“ заверяет только подпись, не является автором документа, проверка законности документа, правоспособности юридического лица, дееспособности и полномочий лиц, подписавших такие документы, в его компетенцию не входят.

В связи с чем, в случае с США, кроме штатов Луизиана, Флорида и Алабама, а также Пуэрто-Рико, и Канады, кроме провинций Квебек и Британская Колумбия, правильным переводом будет „публичный нотариус“ со ссылкой на то, что notary public в этих юрисдикциях по объему полномочий не соответствуют латинскому нотариату».

Кстати не так давно, 16.03.2017 года, IP Омбудсмен А. Семенов рассказал корреспонденту газеты «Известия» (http://izvestia.ru/news/671570) о фальшивых доверенностях от Майкрософт и о незаконных взысканиях с граждан РФ, привлеченных к уголовной ответственности по ст. 146 УК РФ «только для сбора доказательной базы» денежных сумм от 1 до 3 млн рублей. При этом омбудсмен рассмотрел документы десятка дел, которые завершились обвинительным приговором, и пришел к выводу, что люди, которые представлялись «официальными представителями правообладателя», таковыми не являются, так как доверенности, представленные такими представителями в суд, подписаны непонятно кем, лицами, не имеющими права действовать от имени Microsoft.

В данном случае, по мнению многих юристов, эти высказывания в полной мере относятся к ООО «АЙПиновус» (ранее ООО «Балтийское юридическое бюро»), которое так часто в российских судах пытается предстать в лице представителя, таких крупных компаний в сфере IP технологий как «Microsoft» и «Аутодеск. Инк.», и которым судьи российских судов часто отказывают в удовлетворении исков, а иногда попросту возвращают им их исковые заявления в связи с отсутствием у ООО «АЙПиновус» как у истца должных полномочий для обращения в суд вышеуказанных компаний.

Так, Постановлением Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 11.02.2017 по делу № А53-7939/2016 было установлено, что: «Следует учитывать, что согласно главе 42.44 Свода законов штата Вашингтон „Публичные нотариусы“ к нотариальным действиям относится свидетельствование или заверение подписи. Проверка полномочий лица, подписавшего доверенность, в полномочия публичного нотариуса штата Вашингтон не входит. Из удостоверительной надписи нотариуса также следует, что им установлена личность Б. Орндорффа, но не его полномочия на подписание доверенности от имени компании „Майкрософт“. На удостоверительной надписи нотариуса проставлен апостиль в соответствии с Гаагской конвенцией от 05.10.1961. Следует учитывать, что сама по себе доверенность не является официальным документом, на который проставляется апостиль. Согласно нормам названной конвенции апостиль проставляется на нотариальном акте (в настоящем случае — на удостоверительной надписи нотариуса). Таким образом, поскольку нотариусом полномочия лица, подписавшего доверенность, проверены не были, судам следовало проверить полномочия лица, подписавшего доверенность».

В данном случае судья сослался на ст. 1 «Конвенции, отменяющей требование легализации иностранных официальных документов» (Заключена в г. Гааге 05.10.1961 года) (вступила в силу для России 31.05.1992 года), поскольку ее нормы распространяется на официальные документы, которые были совершены на территории одного из договаривающихся государств и должны быть представлены на территории другого договаривающегося государства. В качестве официальных документов в смысле настоящей Конвенции рассматриваются документы, исходящие от органа или должностного лица, подчиняющихся юрисдикции государства, включая документы, исходящие от прокуратуры, секретаря суда или судебного исполнителя.

Судья вышеуказанного суда обратил внимание на то, что: «Поскольку корпорация «Аутодеск. Инк." расположена на территории штата Калифорния, США, а доверенность от ее имени удостоверена в Швейцарии, апостиль на данную доверенность не соответствует указанной выше норме Конвенции, поскольку не представлено документов, свидетельствующих подчинение юридического лица юрисдикции государства, удостоверившего документ (доверенность). Представителю истцов, подписавшему исковое заявление, было предложено представить в суд подлинники доверенностей или их надлежаще заверенные копии, однако в адрес суда им были направлены ксерокопии доверенностей, которые также не могут считаться надлежаще заверенными. Указанный вывод согласуется с правовой позицией Верховного Суда РФ, выраженной в определении от 01.03.2007 N 86-Г07-7, в котором указано, что заявление, поданное в суд лицом, действующим в интересах другого лица на основании ксерокопии доверенности, не заверенной в установленном законом порядке, подлежит возврату заявителю. Утверждение же представителя соистцов о предоставлении суду апостилированных доверенностей несостоятельна в виду следующего. Российская Федерация и Швейцария являются участницами Гаагской конвенции 1961 года, отменяющей требование легализации иностранных официальных документов. В соответствии с п. 27 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 09.07.2013 № 158 „Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел с участием иностранных лиц“: „Доверенность от имени иностранного лица, выданная на территории иностранного государства, не является официальным документом и по общему правилу не требует обязательного удостоверения в виде консульской легализации или проставления апостиля. Гаагская конвенция 1961 года распространяется на официальные документы, указанные в статье 1, а именно: на документы, исходящие от органа или должностного лица, подчиняющегося юрисдикции государства, включая документы, исходящие от прокуратуры, секретаря суда или судебного исполнителя, на административные документы, нотариальные акты, а также на официальные пометки, такие как отметки о регистрации, визы, подтверждающие определенную дату, заверения подписи на документе, не засвидетельствованном у нотариуса. Доверенность, на основе которой представителем было подано заявление в арбитражный суд в Российской Федерации, была выдана исполнительным директором иностранной компании. Полномочия директора подтверждены надлежащим образом оформленными документами (решением совета директоров компании и апостилированной выпиской из торгового реестра юридических лиц), в силу которых лицо, выдавшее доверенность, имело право действовать от имени этой компании. Поскольку доверенность выдана от имени частной компании исполнительным директором, подпись последнего согласно Гаагской конвенции 1961 года не должна быть апостилирована. Проставление апостиля необходимо только на нотариальном акте, удостоверяющем доверенность, в случае если таковой наличествует. Изложенное не препятствует суду в случае сомнений в отношении подлинности подписи, статуса лица, подписавшего доверенность, запросить дополнительные доказательства, подтверждающие полномочия лица, участвующего в деле“. Вместе с тем обращаю внимание суда на то, что апостиль на нотариальном акте, совершенном в Швейцарии (лист 16 материалов гражданского дела, далее — листы), удостоверил только лишь самого швейцарского нотариуса: его подпись, должность и печать, о чем свидетельствует сам апостиль, на котором написано: „Настоящий официальный документ 2. подписан Даниэль Оссер Зилла 3. выступающим в качестве нотариуса 4. скреплен печатью нотариуса г. Невшатель“. Никакого отношения апостиль к лицу, выдавшему первоначальную доверенность от имени Аутодеск, Инк. США, т. е. к Мартину Паршалку, не имеет, что полностью соответствует Гаагской конвенции 1961 г., статья 1 которой гласит: " … Вместе с тем настоящая Конвенция не распространяется на: b) административные документы, имеющие прямое отношение к коммерческой или таможенной операции… В качестве официальных документов в смысле настоящей Конвенции рассматриваются: c) нотариальные акты».

Указанное подтверждается и Постановлением Президиума Высшего арбитражного суда РФ № 2823/04 от 05.10.2004 г., в котором говорится: «Поскольку доверенность выдана от имени частной компании представительным директором, подпись последнего согласно Конвенции не может быть апостилирована. Проставление апостиля необходимо только на нотариальном акте, удостоверяющем доверенность. Аналогичная ситуация и с Корпорацией „Корел“. Следовательно, утверждение Камалетдинова А.Р. о том, что „полномочия лиц, подписавших доверенности от имени Autodesk Inc и Corel Corporation, проверены государственным чиновником“ не соответствует действительности». При этом обращаю особое внимание суда на то, что швейцарский нотариус в нотариальном акте «ЛЕГАЛИЗАЦИЯ ПОДПИСИ» (лист 16 удостоверил лишь подпись Мартина Паршалка и более ничего. Ни должность, ни полномочия на право подписания доверенности от имени Аутодеск, Инк., США, ни содержание доверенности не заверял. Следует также полагать, что компании «Аутодеск, Инк." и ««Аутодеск Инкорпорейтед» являются разными юридическими лицами, так как имеют различные наименования. Кроме того, в деле отсутствуют документы о передаче авторских прав юридическому лицу «Аутодеск Инкорпорейтед» от юридического лица «Аутодеск, Инк." или документы о совместном владении (ч.3 ст. 1229, ч.1 ст. 1233, ст. 1234 ГК РФ) авторскими правами.».

Суд в данном случае применил п.2 ст. 1191 ГК РФ, который гласит: «… Лица, участвующие в деле, могут представлять документы, подтверждающие содержание норм иностранного права, на которые они ссылаются в обоснование своих требований или возражений, и иным образом содействовать суду в установлении содержания этих норм». Согласно п.1 ст.1209 ГК РФ «Форма сделки подчиняется праву страны, подлежащему применению к самой сделке…»

Более того, правовая позиция по поводу разных наименований юридических лиц достаточно ясно изложена в апелляционном определении Верховного Суда Чувашской Республики по делу № 33–3718/14 от 6 октября 2014 года, из которого следует, что: «Кроме того, указанное в исковом заявлении наименование истца корпорации «Аутодеск» не соответствует наименованию юридического лица, отраженному в названных выше документах. С учетом изложенного то обстоятельство, что 22 октября 2013 года генеральных директор общества с ограниченной ответственностью «АЙПИновус» на основании доверенности от 4 октября 2013 года уполномочил Камалетдинова А.Р. подавать и подписывать исковые заявления от имени компании «Аутодеск, Инк», не является достаточным подтверждением полномочий Камалетдинова А.Р. на подписание искового заявления и предъявления его в суд от имени юридического лица, названного в исковом заявлении, а именно от корпорации «Аутодеск». Абсолютно такой же позиции по разным наименованиям («Аутодеск» и «Аутодеск, Инк.«) придерживалась и Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Чувашской Республики в своем определении от 8 сентября 2014 года, согласно которого: «… указанное в исковом заявлении наименование истца не соответствует наименованию юридического лица, отраженному в названных выше документах… При этом, как следует из п.9.2 «Инструкции по делопроизводству в арбитражных судах Российской Федерации (первой, апелляционной и кассационной инстанций), утвержденной Постановлением Пленума ВАС РФ от 25.12.2013 года № 100: «Для юридического лица, зарегистрированного не в Российской Федерации, а в другом государстве, указываются его наименование и место нахождения так, как они указаны в учредительных документах, на соответствующем иностранном языке с приведением русскоязычной транскрипции (при этом допускается перевод организационно-правовой формы), например: „Profit, LLC“ („Профит, ООО“). Если наименование организации изложено на языке, использующем не латиницу и не кириллицу, допускается указание англо- и русскоязычной транскрипции. Если учредительные документы организации предусматривают официальное наименование на русском языке, то достаточно указания только такого наименования».

А далее: «компания истца зарегистрирована под именем «Autodesk, Inc." («Аутодеск, Инк.«), подтверждаемого государственным секретарем штата Делавэр. Из выписки из ЕГРЮЛ по ООО «Аутодеск (Си-Ай-Эс)» следует, что истец — компания, имеющая полное наименование «Autodesk, Inc." (графа «Сведения об учредителях (участниках) юридического лица»), таким образом, никакого упоминания о компании «Autodesk Incorporated» («Аутодеск Инкорпорейтед») в вышеназванных документах нет.

Что указывает на то, что в силу того же пункта 1 ст. 1209 ГК РФ «…сделка не может быть признана недействительной вследствие несоблюдения формы, если соблюдены требования права страны места совершения сделки к форме сделки. Совершенная за границей сделка, хотя бы одной из сторон которой выступает лицо, чьим личным законом является российское право, не может быть признана недействительной вследствие несоблюдения формы, если соблюдены требования российского права к форме сделки. Правила, предусмотренные абзацем первым настоящего пункта, применяются и к форме доверенности.

Кроме того, свидетельствование подписи в российском законодательстве представляет собой отдельный вид нотариальных действий, предусмотренный в ст. 35 Основ законодательства РФ о нотариате, наряду с удостоверением сделок (в т. ч. доверенностей). В соответствии со ст. 43 Основ законодательства РФ о нотариате: «При удостоверении сделок выясняется дееспособность граждан и проверяется правоспособность юридических лиц, участвующих в сделках. В случае совершения сделки представителем проверяются и его полномочия».

Поскольку это различные виды нотариальных действий, то, удостоверяя сделку, нотариус одновременно и свидетельствует подлинность подписи лиц, заключающих сделку. Поэтому нельзя свидетельствовать подлинность подписи на документе, содержащем условия сделки. В противном случае подменяется один вид нотариальных действий другим, что противоречит ст. 35 Основ законодательства РФ о нотариате. Статья 80 вышеуказанного закона гласит: «Свидетельствуя подлинность подписи, нотариус удостоверяет, что подпись на документе сделана определенным лицом, но не удостоверяет фактов, изложенных в документе». При удостоверении же сделок, в том числе доверенностей, нотариус такие факты удостоверяет, более того, прежде чем удостоверить их, он обязан проверить их бесспорность и достоверность.

Таким образом, как с точки зрения личного закона швейцарского нотариуса, так и российского, в документе «ЛЕГАЛИЗАЦИЯ ПОДПИСИ» данный нотариус не удостоверяет ни должность, ни полномочия лица на право подписания лицом доверенности от имени Аутодеск, Инк, ни содержание самой доверенности, поскольку это противоречит законодательству и Швейцарии, и России.

По мнению многих юристов в нашей стране представители ООО «АЙПИновус» в российских судах стремятся избегать сочетания таких слов, как «корпорация «Аутодеск» или «корпорация Аутодеск, Инк." Напротив, в исковом заявлении, например, представитель ООО «АЙПИновус» Камалетдинов А.Р. использует сочетание «компания «Аутодеск», но тем не менее подписывает заявление как представитель «корпорации «Аутодеск».

Некоторые юристы считают, что причиной такого поведения ООО «АЙПИновус» является возможность дополнительного финансирования деятельности данного общества с ограниченной ответственности в рамках получения прибыли по итогам исполнительного производства и взыскания денежных средств в пользу иностранной компании по итогам судебного разбирательства, хотя, несмотря на то, что ООО «АЙПИновус» никогда и нигде не предоставлял официальные документы о переводе денег по итогам исполнительного производства тем иностранным компаниям, интересы которых его сотрудники представляли в суде, многочисленные обращения граждан с заявлениями в правоохранительные органы о совершенном преступлении руководством и участниками ООО «АЙПИновус» в связи с тем, что ООО «АЙПИновус» не является никаким представителем иностранных компаний в нашей стране и присужденные деньги оседают на счетах данной компании, пока не привели к возбуждении ни одного уголовного дела в связи с использованием заведомо подложного документа (ч.3 ст. 327 УК РФ) или совершением мошенничества (ст.159 УК РФ), хотя согласно определению Конституционного Суда Российской Федерации от 29 сентября 2015 г. N 2078-О для принятия решения о возбуждении уголовного дела достаточно изложения в заявлении о совершенном преступлении формальных признаков состава преступления, под которыми следует понимать квалифицирующие признаки преступления, указанные в Уголовном кодексе РФ.

При этом у судей и у представителей ответчиков по искам ООО «АЙПИновус» вызывает недоумение и то, что представляемые ООО «АЙПИновус» доверенности подписываются гражданином Австрии в Швейцарии, проживающим в Германии, действующим от имени компании, которая вероятно должна находиться в США.

Исходя из мнения многих юристов, которые публикуются на форуме фемида 78 представители ООО «АЙПИновус» до последнего времени не предоставляли в суд ни одного из документов иностранных компаний, которые следует представлять в суд законным представителям иностранных компаний, то есть при обращении в суды у них не было ни устава, ни учредительных документов, ни решения Совета директоров тех иностранных компаний, которые они представляют в судах РФ, а лица, которые им якобы предоставляли такое право не указаны ни в одном из публичных списков директоров на официальных сайтах таких компании, в то время когда список руководителей (директоров) для такой организации не может являться коммерческой тайной (п.10 ст.5 ФЗ «О коммерческой тайне»), те же документы которые предоставлялись в суд вызывали у судей большие сомнения и вопросы к таким представителям иностранных компаний как представители ООО «АЙПИновус», которые ходили и ходят в суд с доверенностью с правом передоверия.

По данному поводу было принято в свое время два Постановления ВАС РФ, а именно: Постановление Президиума ВАС РФ от 01.10.2002 № 1325/02 и Постановление Президиума ВАС РФ от 01.10.2002 № 6633/02, которые гласят: «… При этом полномочия лица, выдавшего доверенность, должны подтверждаться надлежащим образом оформленными учредительными документами, в силу которых данное лицо имеет право действовать от имени компании. Необходимо затребовать сведения о руководстве компанией, заверенные Государственным секретарем штата ДЕЛАВЕР (США), обладающим полномочиями по разрешению вопросов регистрации компаний…»

А еще два других решения ВАС РФ: Постановление Президиума ВАС РФ № 1778/09 от 30 июня 2009 г. и Определение о передаче дела в Президиум ВАС РФ № ВАС-1778/09 от 13 апреля 2009 года, указывают на то, что: «Согласно параграфам 101–111 подраздела 1 главы 1 книги 8 Кодекса штата Делавэр свидетельством соответствующего правового статуса компании является сертификат об учреждении (certificate of incorporation), в котором должна содержаться информация о наименовании, адресе, целях деятельности, выпускаемых акциях (долях участия), наименование и адрес учредителей, а также лиц, выполняющих обязанности директора компании. Пунктом 30 раздела VIII „Установление статуса иностранного лица, участвующего в арбитражном процессе“ Постановления Пленума ВАС РФ от 11.06.1999 г. № 8 „О действии международных договоров РФ применительно к вопросам арбитражного процесса“ установлено, что: „Юридический статус иностранного юридического лица подтверждается, как правило, выпиской из торгового реестра страны происхождения“. Таким образом, основным доказательством правового статуса корпорации должен выступать сертификат об учреждении этой компании либо выписка из торгового реестра штата Делавэр с указанием директора (директоров) компании, которые обладают полномочиями выступать от ее имени».

По мнению юристов и адвокатов, которые участвовали в судах, чья практика была приведена выше, окончательную и победную точку, по их мнению, в споре по вопросу может или нет компания ООО «АЙПИновус» представлять интересы иностранных компаний «Microsoft» и «Аутодеск. Инк." в Российской Федерации, поставили судьи Арбитражного суда города Москвы в определениях от 10 мая 2016 года по делу № А40-138609/15 и от 09 марта 2017 года по делу № А40-136492/16-51-1239, в которых в частности было указано: «суд принимает документы, составленные на языках иностранных государств, только при условии сопровождения их нотариально заверенным переводом на русский язык. Согласно статьи 3 Гаагской конвенции (1961), проставление апостиля компетентным органом государства, в котором этот документ был совершен, является единственной формальностью, которая может быть потребована для удостоверения подлинности подписи, качества, в котором выступало лицо, подписавшее документ, и, в надлежащем случае, подлинности печати и штампа, которыми скреплен этот документ. Суд отклоняет доводы истца, полагающего достаточным наличие на документах апостиля и перевода на русский язык, поскольку апостиль не является достаточным и достоверным подтверждением как статуса юридического лица, так и полномочий действовать от его имени. Поэтому представленные истцом доказательства статуса истцов как юридических лиц и доказательства, подтверждающие полномочия выдавать доверенности от имени истцов, не являются достаточными и достоверными. Полномочия Александровой Т.А. действовать от имени Компании Аутодеск, Инк. (Autodesk, Inc), корпоративный номер в штате Калифорния С1893790, корпоративный номер в штате Делавэр 2401504, г. Сан-Рафаэль, Калифорния, США, подтверждаются доверенностью, выданной 12 июня 2015 года в г. Сан-Рафаэль, штат Калифорния, США. Доверенность подписана г-ном Кевином Лара, занимающим должность Вице-президента, помощника генерального юридического советника и заместителя секретаря Полномочия Кевина Лара на подписание документов от имени Корпорации Аутодеск не могут считаться подтвержденными… Представленная в материалы дела доверенность, подписанная неким физическим лицом Кевин Лара для процессуального участия в суде, не соответствует ни российскому, ни иностранному праву, поскольку полномочия физического лица Кевина Лара документально не подтверждены. Соответствующий сертификат в дело не представлен, имя Кевина Лары на официальном сайте компании не значится. Соответственно, полномочия Кевина Лары действовать от имени Корпорации и подписывать доверенности документально не подтверждены. Представленное свидетельство, которым Кевин Лара сам подтверждает свое право действовать от имени организации не может быть принято, как недостоверное доказательство. В апостиле, подписанном публичным нотариусом Эдит М. Бергесон, указано, что он «только удостоверяет подлинность подписи и качество, в котором выступало лицо, подписавшее соответствующий официальный документ и, в надлежащем случае, подлинность печати или штампа, которыми скреплен данный официальный документ. Настоящий апостиль не удостоверяет содержание документа, для которого он проставлен», и соответственно во втором определении суда справедливо указано, что: «Важность установления юридического статуса участника процесса и полномочий его представителя обусловлена не формальными требованиями, а необходимостью установления правоспособности и дееспособности (определенных ее элементов) соответствующего субъекта. Согласно пункту 2 статьи 1202 Гражданского кодекса Российской Федерации на основе личного закона юридического лица определяются, в частности, статус организации в качестве юридического лица, организационно-правовая форма юридического лица, требования к наименованию юридического лица, вопросы создания, реорганизации и ликвидации юридического лица, в том числе вопросы правопреемства, содержание правоспособности юридического лица, порядок приобретения юридическим лицом гражданских прав и принятия на себя гражданских обязанностей, внутренние отношения юридического лица с его участниками, способность юридического лица отвечать по своим обязательствам, вопросы ответственности учредителей (участников) юридического лица по его обязательствам. Следовательно, на основании личного закона суд устанавливает информацию о существовании конкретного юридического лица в соответствующей юрисдикции, его организационно-правовой форме, его правоспособности, в том числе вопрос о том, кто от имени юридического лица обладает полномочиями на приобретение гражданских прав и принятия на себя гражданских обязанностей (Определение Верховного Суда Российской Федерации от 08.06.2016 № 308-ЭС14-1400). При этом в пункте 24 Обзора № 158 указано, что при установлении юридического статуса иностранной организации арбитражный суд учитывает, что доказательства, подтверждающие постоянное место нахождения организации для целей налогообложения, не являются достаточными доказательствами для установления ее личного закона. Суд считает, что полномочия представителей истцов надлежащим образом не подтверждены… Согласно представленного в дело Свидетельства о регистрации, компания Аутодеск, Инк зарегистрирована в штате Делавэр, юридический статус истца надлежащим образом не подтвержден. В представленном документе отсутствует перечень лиц, уполномоченных действовать от имени названной компании. Сам документ содержит ссылку на первоисточник в сети Интернет в нижней части каждой странице. Таким образом, представленный сертификат об учреждении не обладает признаками допустимого доказательства, так как не исходит от первоисточника, и проверить его на соответствие официальному документу не представляется возможным. Сама доверенность удостоверена публичным нотариусом Эдит М. Бергесон. В приложенном апостиле, указано, что он «только удостоверяет подлинность подписи и качество, в котором выступало лицо, подписавшее соответствующий официальный документ и, в надлежащем случае подлинность печати или штампа, которыми скреплен данный официальный документ. Настоящий апостиль не удостоверяет содержание документа, для которого он проставлен… Свидетельства о полномочиях не подтверждены Уставом компании. Кроме того, представленная доверенность не скреплена корпоративной печатью „Аутодеск“… Имеющийся в материалах нотариально заверенный перевод пункта 9.1. Устава, так же в полной мере не позволяет проверить полномочия указанного лица, поскольку оригинальный текст п. 9.1 Устава имеет иное содержание, нежели в представленном переводе, а именно п. 9.1 переводится как „Уведомление, направленное акционеру, директору, аудитору или члену совета директоров должно быть получено на 5 день с момента отправления.“. Дополнительно представленное свидетельство о регистрации Корпорации Корел от 29.06.2016 содержит перечень должностных лиц данной организации, между тем, имя подписанта доверенности в нем отсутствует. В подтверждение полномочия на подписание доверенности от имени истца „Майкрософт“ представлена копия нотариально заверенной доверенности от 15.08.2015 за подписью заместителя секретаря Кита Р. Долливера. В уставе корпорации, размещенном на официальном сайте Корпорации
Майкрософт http://www.microsoft.com/ лица, которые имеют право действовать от имени корпорации, не указаны. Проверка полномочий лица, подписавшего доверенность, в полномочия публичного нотариуса не входит. Из удостоверительной надписи нотариуса также следует, что им установлена личность Кит Р. Долливер, но не его полномочия на подписание доверенности от имени компании „Майкрософт“. В соответствии с Гаагской конвенцией от 05.10.1961. Следует учитывать, что сама по себе доверенность не является официальным документом, на который проставляется апостиль. Согласно нормам названной конвенции апостиль проставляется на нотариальном акте (в настоящем случае на удостоверительной надписи нотариуса)…Российские нотариусы свидетельствуют подлинность подписей, сделанных переводчиками. Нотариально заверенные переводы копий представленных материалов не подтверждают их подлинности и соответствия переводимых копий официальным документам. В подтверждение полномочий представителя действовать от имени корпорации „Майкрософт“ в связи с истечением срока доверенности представителями была представлена доверенность от корпорации „Майкрософт“, за подписью Ричарда Х. Сауэр, действующего на основании решения Совета директоров, датирована 10.10.2016, апостилирована 12 октября 2016 года. Должность подписанта доверенности — ассистент секретаря. Согласно пункту 6.2 устава корпорации „Майкрософт“, расположенного на официальном сайте корпорации http://www.microsoft.com/ а также представленного в дело, секретарь, ассистент секретаря имеют право заверять только копии протоколов заседаний, постановлений Совета Директоров. В дело представлена копия решения в отношении избрания должностных лиц, однако в списке должностных лиц с исполнительными полномочиями Ричард Х. Сауэр отсутствует».

И в первом и во втором случаях исковые заявления ООО «АЙПИновус» были оставлены без рассмотрения, как впрочем и по итогам других судебных баталий, таких как ООО «Генаком» повторно против Майкрософт, Аутодеск и Корел (Андрощук А.В. генеральный директор АЙПИновус) дело № А40-136492/2016, решение от 09.03.2017 года, ООО «РИС» против Майкрософт (Арнольдов, Зарицкий был в апелляции) дело № А53-7939/2016, решение от 09.11.2016 года, ООО «Евросеть-Ритейл» против Майкрософт (приняли участие Арнольдов, Ивуть, Семченко (Зарицкий)) дело № А32-34565/2015, решение от 15 августа 2016 г., ООО «Климат Холдинг» против Майкрософт и Аутодеск, дело № А15-4541/2015, решение от 22 августа 2016 года, ООО «Элси-Трек» против Майкрософт (Ивуть, Зарицкий), дело № А20-2391/2013, решение от 8 июня 2016 года, ООО «Генаком» против Майкрософт, Аутодеск, Корел, дело № А40-138609/15, решение от 10 мая 2016 г., ООО «Типография Архитектор» против Майкрософт (Зарицкий и Семченко), решение по делу № А76-10363/2016 от 29 сентября 2016 года, ЗАО «ТД «Оборудование и материалы» против Майкрософт (Левин-Захарова-Бенжамин), решение от 07.02.2017 г., ООО «Аптека Сервис Плюс» против Майкрософт (Потапов), дело № А50-10652/2016, решение от 27.09.2016 года, ООО «Про-сервис» против Майкрософт, дело А40-37699/2016, решение от 2 декабря 2016 года, ООО «РелТранс» против Майкрософт и Аутодеск, Инк., дело № А60-9414/2016, ООО «Энергокапитал» против Майкрософт, Аутодеск, Инк. и Корел, дело № А45-23754/2015, решение от 15 декабря 2016 года, ООО «Эллен-Вест» против Майкрософт, дело № А40-84156/2010-110-717, решение от 11 апреля 2011 года.

Особое внимание в подобного рода делах следует уделять тем документам, которые представляют в суд те, кто считает себя представителями иностранной компании, зарегистрированной в США, иногда это может быть учредительный — документ собрания акционеров, а иногда то, что совсем не относится к учредительным документам, например, какой-нибудь протокол совета директоров иностранной компании.

В данном случае следует обратится к постановлению Суда по интеллектуальным правам от 6 апреля 2017 года, дело № А53-7939/2016, в котором указано; «Согласно пункту 2.2 Устава Компании на каждом собрании акционеров акционеры избирают директоров, которые будут занимать свои должности до следующего ежегодного общего собрания акционеров и до избрания и вступления в должность их соответствующих правопреемников. Если директора не будут избраны на любом ежегодном собрании, они могут быть избраны на внеочередном собрании акционеров, созванном для этой цели в порядке, предусмотренном настоящим Уставом. Из изложенного следует, что состав должностных лиц, избранных на собрании акционеров, в том числе лиц, которые обладают соответствующими полномочиями действовать от имени Компании, переизбирается ежегодно. Таким образом, протокол, утверждающий перечень должностных лиц, избранных на ежеквартальном заседании совета директоров Компании от 08.12.2004 года, не может свидетельствовать о наличии у этих должностных лиц соответствующих полномочий на приобретение гражданских прав и принятия на себя гражданских обязанностей от имени Компании в период после 2005 года, а, следовательно, и на дату подачи настоящего искового заявления».

Все вышеуказанные решения по судебным делам стали итогами внимательной и кропотливой работы многих юристов и адвокатов, которые на высоком профессиональном уровне, оказали квалифицированную юридическую помощь своим доверителям, разобрались в том, кто такой «public notary» (публичный нотариус), каковы его права в рамках осуществляемой деятельности, какие документы должен иметь в суде представитель иностранной компании, зарегистрированной в США, и подтвердили свое призвание к любимой профессии.

Нам же остается лишь самим ответить на вопрос, кто же Вы ООО «АЙПИновус» друг или враг, защитники интересов иностранных компаний — правообладателей компьютерных программ без должных в рамках закона полномочий или возможные мошенники, скрывающиеся под маской добропорядочных представителей иностранных компаний, которые на самом деле руководствуются лишь чувством лицемерия, наживы и алчности?

Комментарии (8)

  1. ipnovus 12 мая 2017, 15:52(Комментарий был изменён) #
    Официально опубликованное решение суда, вступившее в законную силу и не обжалованное
    «О поддельных подписях Кевин Лара в доверенности от аутодеск для ООО „АЙПИновус + 12лиц“

    Определение АС Республики Хакасия об оставлении искового заявления без рассмотрения от 27 марта 2017 г. по делу № А74-11695/2016:

    (c.2): »… ООО «АЙПИновус» ..."

    (с.3):«Арбитражный суд приходит к выводу, что исковое заявление подлежит оставлению без рассмотрения, по следующим основаниям.

    (с.4): Согласно представленному заключению от 20.02.2017 по результатам проведенного исследования специалист Харьков В.С. пришел к выводу о том, что изображение подписей от имени Кевина Лара расположенные в трёх представленных копиях документов озаглавленных «Power of Attorney In San Rafael USA on 12 June 2015», «Autodesk inc Certificate of Incumbency» и «Autodesk inc Certificate of assistant secretary» выполнены разными лицами, вероятно, путём срисовки с настоящей подписи Кевина Лара».

    -
    1. Черников Сергей Сергеевич - противник ООО Апиновус 12 мая 2017, 16:39 #
      УД находится у мирового судьи, которая якобы не имеет прав требовать от представителя Айпиновус-Аутодеск каких-либо дом. Документов. кроме того для мирового судьи решения других судов не имеет значения на её решён е т. К. В России не прецедентного право. Как построить защиту? У нас 16.05.17 Прения. Судья настроена явна на обвинительный приговор.
      1. Андрей 12 мая 2017, 17:13 #
        Здравствуйте, я бы сослался на единообразие действующей российской судебной практики и привел бы ряд таких решений, если есть положительные постановления ЕСПЧ то и их тоже.
      2. st146uk 12 мая 2017, 16:53(Комментарий был изменён) #
        Уважаемый Сергей Сергеевич! У нас в стране законом установлен принцип преюдиции.
        Статья 90 УПК РФ. Преюдиция
        "Обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором, за исключением приговора, постановленного судом в соответствии со статьей 226.9, 316 или 317.7 настоящего Кодекса, либо иным вступившим в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства, признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки. При этом такие приговор или решение не могут предрешать виновность лиц, не участвовавших ранее в рассматриваемом уголовном деле".

        А вышеуказанное Определение арбитражного суда вступило в силу и не обжаловано в вышестоящих инстанциях. Так что, Ваша задача еще раз настоятельно напомнить судье, чтобы она не забыла (в силу ст 90 УПК и ч 4 ст 7 УПК) в приговоре дать оценку Вашему доводу о фальшивых подписях Кевин Лара в фейковых документах мнимого Autodesk, Inc. от ООО «АЙПИновус» + 12 лиц", установленных решением арбитражного суда, вступившего в законную силу и не обжалованному в вышестоящих инстанциях.
        1. Андрей 12 мая 2017, 17:14 #
          Это не совсем так, почитайте постановления и определения Конституционного Суда РФ они указывают на обратное и обязательны для всех, в том числе для судей.
          1. st146uk 12 мая 2017, 17:30(Комментарий был изменён) #
            По закону суд должен указать каждый довод обвиняемого и должен дать оценку каждому доводу (ч 4 ст 7 УПК), иначе приговоре незаконный, необоснованный и не мотивированный, в связи с чем подлежит отмене в вышестоящей инстанции. Вот пусть напишет судья в приговоре то, что говорит в суде обвиняемому, что мол «судья якобы не имеет прав требовать от представителя Айпиновус-Аутодеск каких-либо доп. документов. кроме того для мирового судьи решения других судов не имеет значения на её решёние т. к. в России не прецедентного право, что подчиняться закону (принципу преюдиции ст 90 УПК) судья РФ не обязан, что подделка подписи в материалах уголовного дела, установленная арбитр судом по тому же самому „айпиновусу-автодеску“, — это не уголовное преступление со стороны мнимого „терпилы“ автодеска — айпиновуса — участника уголовного судопроизводства ». В том и дело, что не напишет судья этого в приговоре, т.е.…
        2. Иванов2020 15 мая 2017, 12:44 #
          Сергей Черников написал: «УД находится у мирового судьи, которая якобы не имеет прав требовать от представителя Айпиновус-Аутодеск каких-либо дом. Документов. кроме того для мирового судьи решения других судов не имеет значения на её решёние т. к. в России не прецедентного право. ...»

          Профессор ИЦЧП им. С.С. Алексеева при Президенте РФ, судья ВАС РФ в отставке Сергей Сарбаш в своем интервью журналу «Закон»:

          «Суды стали чаще игнорировать в своих решениях выработанные ранее высшими инстанциями правовые позиции. Но следование этим позициям, однако, это вопрос не прецедента, а конституционного равенства всех перед законом и соблюдения одного из главных оснований права — равному за равное. Если это не соблюдается, значит, правовая система глубоко больна.»

          1. Андрей 16 мая 2017, 07:00 #
            Здравствуйте, сделайте судье подборку нормативных актов о единообразии судебной практики и о том, что суд устанавливает личности и полномочия лиц, участвующих в деле.