Представитель прокуратуры РФ пытался доказать, что наша страна должна идти не по правовому пути развития

Судья Д. Г. Дело № 22–1514/13

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

13 февраля 2013 года г. Москва

Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда в составе: председательствующего А.И., судей Е.В. и В.П. при секретаре Е.Ю.

рассмотрела в судебном заседании от 13 февраля 2013 года кассационное представление заместителя прокурора А.Н. на приговор районного суда г. Москвы от 29 ноября 2012 года, которым

Э.Ю., *, обвиняемый в совершении преступления, предусмотренного п. «в» ч. 3 ст. 146 УК РФ, оправдан по указанному обвинению, в связи с отсутствием в его действиях состава преступления

Заслушав доклад судьи А.И., мнения прокурора А.А., поддержавшей представление, адвоката А.П., полагавшего необходимым приговор суда оставить без изменения, судебная коллегия

У С Т А Н О В И Л А:


Э.Ю. органами предварительного следствия обвиняется в незаконном использовании объектов авторского права и смежных прав, а равно приобретении, хранении, перевозке контрафактных экземпляров произведений в целях сбыта совершенные в особо крупном размере. Согласно предъявленному обвинению, преступление им совершено 11 июня 2011 года в г. Москве.

Согласно обвинительному заключению Э.Ю. имея умысел на незаконное использование объектов авторского права путем незаконной установки нелицензированных программных продуктов — программ для ЭВМ, а также хранение, перевозку таких программ в целях сбыта, произвел незаконное копирование из сети интернет и запись на принадлежащий ему переносной жесткий диск нелицензированного программного продукта «AutodeskAliasAutomotive 2011 CommercialNewSLM» без согласия правообладателя, который хранил у себя до 11 июня 2011 года. В этот же день не позднее 10 часов 40 минут Э.Ю., предвидя возможность причинения правообладателю особо крупного ущерба, последовал по адресу: г. Москва, ул. *, д. * «*», т. е. совершил перевозку вышеуказанной программы. После чего в период времени до 12 часов 40 минут, находясь в автосервисе по вышеуказанному адресу, произвел установку на жесткий диск, находящегося в системном блоке персонального компьютера, указанный программный продукт, за что получил от оперуполномоченного ОЭБ КМ УВД по СВАО г. Москвы Х.Т.М., действовавшего в рамках оперативного мероприятия, денежные средства в размере 1000 рублей.

В судебном заседании Э.Ю. виновным себя не признал.

В кассационном представлении заместитель прокурора А.Н. не соглашается с приговором суда, считает его незаконным и необоснованным. Полагает, что решение суда не соответствуют установленным обстоятельствам дела. Указывает, что выводы суда об отсутствии у оперативных сотрудников информации о том, что Э.Ю. устанавливает нелицензионные программы, об участии в оперативном мероприятии ненадлежащего лица, о том, что в действиях сотрудников полиции при проведении ОРМ имелись признаки провокации и подстрекательства к совершению преступления, а предъявленное Э.Ю. обвинение построено на недопустимых доказательствах, являются несостоятельными и опровергаются материалам дела. У оперативных сотрудников имелась информация об осуществлении Э.Ю. установки нелицензированного программного обеспечения. Э.Ю. самостоятельно принял решение об установке программ, а умысел на совершение преступления сформировался у него до проведения ОРМ, что подтверждается объявлением в сети Интернет об оказании им разного рода услуг, его показаниями и обнаруженными у него дисками с программным обеспечением. Просит приговор суда отменить, уголовное дело отправить на новое рассмотрение.

Судебная коллегия, проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационного представления, находит приговор суда законным и обоснованным.

Выводы суда об отсутствии достаточных доказательств причастности Э.Ю. к инкриминируемому деянию полно и убедительно приведены в приговоре суда и оснований сомневаться в правильности таких выводов у судебной коллегии не имеется.

Оправданный Э.Ю. показал в суде, что он работает инспектором по инвентаризации и с целью дополнительного заработка он 3 мая 2011 года разместил на интернет сайте объявление об оказании услуг по сборке, модернизации, ремонту компьютеров, установке операционных систем, программ, настройке интернета, лечению вирусов, консультации, где указал свой номер мобильного телефона. Он занимался только оказанием услуг, перечисленных в объявлении, установкой нелицензированных программ он не занимался. 3 июня 2011 года ему позвонил ранее незнакомый Х., который представился и попросил его установить программное обеспечение, а именно «WindowsXP», «MicrosoftOffice» и еще какую — то программу, название которой он раньше не слышал. Он поинтересовался у Х. откуда он знает номер его телефона, на что последний ответил, что номер ему дал какой — то С. Он спросил у звонившего, есть ли у него установочные диски, на что последний ответил, что их у него нет. Тогда он ответил, что помочь не сможет. Х. неоднократно звонил и уговаривал его установить неизвестную ему программу, говорил, что программа необходима для студентов, просил скачать ее из интернета. После неоднократных звонков он согласился помочь Х. и попросил выслать ему сообщение на телефон с названием программы.

Получив сообщение от Х., он скачал похожую программу из интернета и попросил указать адрес, где необходимо ее установить. 11 июня 2011 года ему пришло сообщение от Х. с адресом: г. Москва, ул. *, д. * «*" и в этот же день около 11 часов 00 минут он приехал по вышеуказанному адресу, где его встретил Х. Затем он установил на указанный ему компьютер три программы «WindowsXP», «MicrosoftOffice» и «AutodeskAliasAutomotive 2011 CommercialNewSLM», после чего Х. передал ему 1000 рублей в качестве вознаграждения, а затем его задержали и сообщили о проведении оперативно — розыскного мероприятия в целях установления лиц, занимающихся установкой нелицензионных программ.

Э.Ю. также пояснил, что ранее никогда установкой нелицензионных программ не занимался, в том числе на территории СВАО г. Москвы. Установку этих программ совершил по личной просьбе Х., который неоднократно просил его это сделать. Ранее он никогда не использовал объекты авторского права и смежных прав.

Суд со ссылкой на указанные показания, а также показания потерпевшего А., свидетелей Х., Р., П., Н., Д., Ф., К., заключение технической судебной экспертизы, повторной комплексной компьютерно-технической экспертизы, протокол прослушивания фонограмм и другие материалы пришел к правильному выводу о том, что хотя Э.Ю. и установил контрафактные программы, однако умысел на совершение указанных действий возник у него в результате вмешательства сотрудников полиции.

При этом до проведения оперативно-розыскного мероприятия в отношении Э.Ю. какими-либо сведениями о совершении им преступлений или о готовящемся с его участием преступлении у следственных органов не имелось. При таких обстоятельствах оперативные службы не имели права начинать проверочные закупки в отношении Э.Ю., полученные доказательства в ходе такой проверочной закупки являются недопустимыми.

Доводы кассационного представления о том, что у оперативных сотрудников имелась информация о совершении Э.Ю. ранее подобных противоправных действий, склонении его к совершению преступления сотрудниками, а также о наличии у него умысла на установку нелицензированного программного обеспечения, не могут быть приняты судебной коллегией во внимание по следующим основаниям.

Суд пришел к правильному выводу о том, что, несмотря на наличие у Э.Ю. знаний, необходимых для распространения нелицензированного программного продукта — «AutodeskAliasAutomotive 2011 CommercialNewSLM» и его активации с целью получения возможности его многократного использования, умысла на совершение указанных действий он не имел.

Умысел сформировался у него под влиянием и в результате уговоров Х., а также ему было обещано вознаграждение в 1 тысячу рублей. Как следует из содержания разговора между оправданным и свидетелем Х., первым к Э.Ю. обратился Х.

Об отсутствии у Э.Ю. заранее сформированного умысла свидетельствует также имеющаяся в материалах дела детализация звонков на мобильный телефон Э.Ю., из которой видно, что с 3 июня 2011 года по 11 июня 2011 года на его номер 8 раз поступали звонки с телефона Х., последним ему было направлено также СМС-сообщение с указанием названия программы. Следовательно, из детализации усматривается, что инициатива по установке контрафактной программы исходила не от Э.Ю., а от Х.

Судом установлено, что у сотрудников правоохранительных органов не имелось достаточной информации, свидетельствующей о том, что Э.Ю. занимается установкой нелицензированного программного обеспечения.

Из показаний оперуполномоченного Х. невозможно установить источник получения последним информации о противоправной деятельности Э.Ю. до проведения им оперативного мероприятия, на момент проведения мероприятия у него также не было об этом информации. Он показал, что была оперативная информация о том, что неустановленные лица на территории СВАО г. Москвы занимаются установкой нелицензионного программного обеспечения и используют для этого телефон, оказавшийся впоследствии в пользовании у Э. Ю. Однако данных о том, что именно Э.Ю. занимается такой деятельностью и о том, что он ранее ею занимался, у них не было.

Показания оперуполномоченного Р. аналогичны по сути показаниям Х., он указал, что также не обладал информацией о том, что Э.Ю, ранее занимался установкой нелицензированных программ.

Из показаний Э.Ю. следует, что его действия фактически сводятся к получению дополнительного заработка, для чего им было дано объявление в сети интернет об оказании услуг определенного рода, в котором ничего не было указано о распространении нелицензированных программ. При этом он не намеревался незаконно использовать объекты авторского прав, приобретать, хранить и перевозить контрафактные экземпляры программ в целях сбыта. Действия, которые ему инкриминированы, им были совершены по просьбам, уговорам и в силу обещанного вознаграждения Х.

Судебная коллегия соглашается с выводы суда о том, что все полученные в ходе проведения оперативно — розыскного мероприятия доказательства являются недопустимыми, поскольку оперативно-розыскное мероприятие проведено с нарушением ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», а полученные в ходе него результаты, если они не отвечают требованиям УПК РФ, предъявляемым к доказательствам, не могут быть использованы в качестве доказательств.

Поскольку суд дал полную и всестороннюю оценку представленным органами предварительного следствия доказательствам и не нашел в них каких-либо достоверных данных о причастности Э.Ю. к инкриминируемому деянию, постановленный оправдательный приговор коллегия признает законным и обоснованным, в связи с чем доводы кассационного представления отклоняет.

Решение суда в части возврата компьютерного оборудования оправданному после уничтожения содержащихся в нем контрафактных программ закону не противоречит, доводы прокурора о неправильном разрешении судьбы вещественных доказательств коллегия отклоняет.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Приговор Бутырского районного суда г. Москвы от 29 ноября 2012 года в отношении Э.Ю. оставить без изменения, а кассационное представление без удовлетворения.

Председательствующий
Судьи.